URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:11 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:08 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:07 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:57 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:24 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:45 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:41 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:30 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:33 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:27 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:37 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:10 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:16 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:29 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:27 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:47 

Если здесь мы ловим рыбу, то возможно где-то рыба ловит нас

Птица НеГоворун
Роберт Шекли – известнейший американский писатель-фантаст, написавший такие знаменитые произведения, как «Корпорация “Бессмертие”», «Билет на планету Транай» и другие. Однако, меня он покорил своими коротенькими рассказами в три-шесть страниц. Поразительно насколько цельную и объемную историю он умел составить на этих нескольких листах - мазнув парой предложений, описать образ, который тут же возникает перед глазами, парой-другой вовремя брошенных фраз создать ощущение надвигающейся угрозы или даже ужаса. Пожалуй, более всего мне запомнились два его рассказа: «Пиявка» и «Рыболовный сезон», и, несмотря на то что впервые я их прочитала более пяти лет назад, я до сих пор часто их вспоминаю. Фантастика отнюдь не относится к моим любимым жанрам, но великолепное умение Шекли работать с малой формой, обыгрывая те или иные аспекты человеческой жизни и переворачивая их при помощи включения фантастических элементов, создавая парадоксальные картины, - вызывает восхищение и неподдельный интерес к его работам.

Рассказ «Рыболовный сезон» переносит читателя в жизнь типичного американского городка, в котором происходит нечто странное. Молодая пара, совсем недавно поселившаяся в этом местечке, приходит в гости к соседям, но те как будто бы в одночасье исчезли, не дождавшись их, оставив свет и накрытый стол. На следующий день выясняется, что пропавшие накануне Кармайклы – отнюдь не первые пострадавшие. Люди исчезают, как по волшебству, из собственных домов, по одиночке или целыми семьями. Паника охватывает городок, местные жители строят баррикады, съезжаются спецслужбы, но люди продолжают пропадать. Складывается впечатление, что читаешь некий загадочный триллер. При этом, не смотря на обилие подсказок – название, жанр, один из персонажей, совершенно помешанный на рыбалке и постоянно рассказывающий о её принципах, – разгадать идею автора до последних строк мне так и не удалось. То ли сама идея не настолько очевидна, как кажется после прочтения, то ли автор так умело уводит читателя от лежащей на поверхности разгадки, лишь дразня намеками на неё.

Пожалуй, этот рассказ цепляет именно тем, что жанр обыгрывается не «декорациями», а идейной составляющей. Роботы, инопланетяне самых разных форм и видов – это безусловно красочно, но, как правило, они являются лишь фоном на котором разыгрывается один из множества знакомых, если не сказать хрестоматийных, сюжетов. В данном же случае речь идет о глубинном человеческом страхе перед неизвестным, перед силой и разумом, которые мы пока не способны постичь. К тому же, этот небольшой рассказ заставляет задуматься ещё и о нашей ответственности перед миром, в котором мы живем и живыми существами, с которыми мы его делим, о порой бессмысленной жестокости, которую мы даже не замечаем. Эта мысль во многом банальна, но это не делает её менее актуальной.

@темы: актуальное, эссе

11:24 

Парад ненависти

Птица НеГоворун
В ночь с одиннадцатого на двенадцатое июня текущего года в гей-клубе «Pulse» (Орландо, штат Флорида, США) скончалось около пяти десятков человек, ещё столько же были госпитализированы. Это событие стало самым массовым террористическим актом в США после теракта 11 сентября 2001 года. Около двух часов ночи в клуб вошёл мужчина с огнестрельным оружием, открыв огонь по посетителям, после чего забаррикадировался в клубе с заложниками. Преступник находился в клубе вместе с заложниками три часа. В пять утра полиция начала штурм, в ходе которого преступник был застрелен.
Позже некоторые из выживших сказали, что в первые минуты они восприняли звуки стрельбы как часть музыкального сопровождения вечеринки и продолжили веселиться. Сохранилась видеозапись, зафиксировавшая начало трагедии. С пониманием происходящего толпу захлестнула паника. Зажатые друг другом на тесном танцполе люди падали на землю в попытке спрятаться от пуль; некоторым удалось выбраться через чёрный вход или террасу, тем же, кто оказался менее удачлив пришлось прятаться в клубе все три часа.
Один из молодых людей, трагичная история которого стала известна уже в первые часы после штурма, прятался в туалете и писал смски матери: «Мама, я тебя люблю», «Я в туалете, тут стреляют», «Он идёт», «Я умру», «Он в туалете с нами». Они переписывались около сорока минут, растянувшихся в ужасную, пугающую вечность и всё-таки закончившуюся слишком быстро. В какой-то момент его мама больше не дождалась сообщения от сына.
Также среди погибших была женщина, которую поистине можно назвать героиней. Ранее она дважды победила рак, а в ту роковую ночь спасла своего сына вместе с которым пришла в клуб, вытолкав его за дверь, когда увидела мужчину с оружием, сама же скончалась от двух огнестрельных ранений. Некоторым из посетителей удалось выжить, накрывшись телами погибших.
Это бесчеловечное преступление совершил гражданин США Омар Матин, этнический афганец и мусульманин. Отец Омара неоднократно в Интернете высказывал свою поддержку бойцам «Талибана» (террористическая организация, запрещённая в Российской Федерации), а сам преступник, по словам посетителей клуба «Pulse» во время звонка в 911 заявил о своей верности ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в Российской Федерации).
Омар Матин дважды был женат, но первая его жена, после неоднократных побоев с его стороны уже через несколько месяцев после свадьбы вернулась домой. Один из друзей преступника сказал, что именно после развода и паломничества в Саудовскую Аравию Омар стал очень религиозен. На протяжении последних лет он часто посещал исламский центр в своём городе, неоднократно становился объектом наблюдения силовых структур и даже подвергался допросам в связи со своими резкими высказываниями, намекающими на его сочувствие террористам. Не смотря на это, подтвердить его причастность к террористическим организациям на тот момент не удалось, и расследование было закрыто. Более того, на момент совершения преступления Омар Матин работал в охранной организации, имел возможность легально приобретать оружие и разрешение на скрытое его ношение.
По мнению отца Матина, его поступок объясняется его негативным отношением к сексуальным меньшинствам, однако завсегдатаи клуба уверяют, что неоднократно видели его в заведении знакомящимся с мужчинами. Всё это наводит на мысли о внутренней гомофобии, подкрепляемой религиозными догматами.
В данном случае мне кажется очень важным рассматривать проблему в целом, не выводя из поля зрения ни одного из мотивов преступника. Кто-то считает, что не стоит акцентировать внимание на том, что расстрелян был именно гей-клуб, полностью переводя свой фокус внимания на религиозные мотивы, кто-то, напротив, отказывается воспринимать этот случай как террористическую акцию. Но отказываясь видеть половину подтолкнувших к преступлению мотивов, невозможно в полной мере трезво оценить проблему, которая так остро встала перед нашим обществом. Проблему религии, которая не дает оставить себя в прошлом и тянет туда людей, подпитывая их злобу, неуверенность в себе, страх и глупость мракобесными догматами, развязывает им руки и наставляет на путь жестокости, давая оправдания любым поступкам. И проблему ненависти к инаковости, неспособности смириться с тем, что кто-то может жить иначе и что он имеет на это полное право.
И самое страшное во всей этой истории лично для меня – реакция российских граждан. За те несколько дней, когда новость о случившемся освещалась в СМИ, наше информационное пространство буквально захлестнули комментарии с поддержкой и одобрением поступка Матина. Больше других в этом отношении отличился глава Союза молодых лидеров инноваций Татарстана Рамиль Ибрагимов, который написал в социальных сетях о раненых: «жаль, что не все сдохли», и назвавший Омара Матина «правильным афганским пацаном». Вскоре после публикации данная запись имела огромный резонанс в СМИ и была удалена автором. Против него возбуждено уголовное дело по статье об оправдании терроризма.
Впрочем, не только Рамиль Ибрагимов блеснул своей бесчеловечностью на фоне произошедшего. В день поминовения жертв теракта у посольства США в Москве полицией были задержаны два активиста, принёсших плакат со словами поддержки, а десятки других людей, пришедших выразить свою скорбь, подверглись оскорблениям православной организации «Божья воля», прибывших к стенам посольства специально по этому случаю.
«Так и нужно поступать с этим мусором», «Мне их не жаль. Законно ли убийство? А законны ли гей-клубы? Если бы они не афишировали свои пристрастия таким образом — были бы живы», «Хорошая новость», «Хорошо, что не пострадали мужчины» - краткий список реакций рядовых граждан нашей страны на эту чудовищную новость. И невдомёк этим людям, что сегодня кто-то убивает не нравящихся им гомосексуалов, а завтра, когда всех представителей секс-меньшинств загонят в подполье, пойдут убивать их, с той же ненавистью и злобой, и практически с теми же лозунгами.
Ненависть кругом, и с каждым годом её градус всё выше. Люди учатся ненависти с огромной скоростью, оправдывая себя тем, что это и не люди вовсе, что «этих» можно убивать и радоваться их смертям. Учатся «двоемыслию», помня, что терроризм – это плохо, но если он направлен на «гомосеков», то хорошо. И отучаются сочувствовать, воспринимать убийство как нечто страшное и непростительное. Гордятся дедами, боровшимися с фашизмом и одновременно с этим восхищаются поступком человека, расстрелявшего пятьдесят невинных. Страшная новость, превратившаяся в парад ненависти и нетерпимости в нашей стране, не вызывает ни удивления, ни острой боли, лишь глухую скорбь и грусть. Чудовищно привычную и даже набившую оскомину за последние годы. Радикальный ислам, православный активизм, русские духовные скрепы – понятия всё больше и больше сплетающиеся в единую идеологию ненависти, страха и боли. Ненависти к чужой свободе, чужому счастью и чужой жизни. И, как мы можем видеть на примере США, никакая провозглашаемая толерантность не способна защитить от этой мерзости. Свобода и жизнь – вот две главные нравственные ценности любого человека, вот что должно главенствовать над всем. Нравственные ценности, для понимания которых не нужна религия, жертвы и доказательства, потому что это то что каждый может почувствовать внутри себя.
Когда я узнаю об очередном убийстве на почве ненависти, я чувствую боль, но когда я вижу одобрение этих убийств, я чувствую боль стократную, потому что это значит, что убийства будут продолжаться, что их будет больше и больше, и ненависти тоже будет больше, и страха. Но эта боль учит стойкости, напоминает о человечности, не даёт зачерстветь, а это, в свою очередь, даёт силы бороться с ненавистью, хотя бы словом или личным примером. Это совсем не так мало, как кажется, ведь любой, даже самый маленький смелый шаг, может вдохновить на смелость других.
Трагедию в Орландо не спешат официально причислять к террористическому акту, но, в общем-то, это не так важно. Корень у проблем один – ненависть, и с каждым днем она захватывает всё больше сторонников. Но для меня каждая подобная трагедия – это ещё и надежда. Надежда на то, что люди, в которых ещё не погибло человеческое, в какой-то момент восстанут, перестанут терпеть убийства их самих, их родных и друзей, воспротивятся попыткам загнать их в гетто и начнут защищать свои права и свою жизнь, перестав прятаться за жалкими оправданиями, что «от них ничего не зависит», что «просто не надо мозолить глаза» и «раздражать гомофобов», прячась за спинами редких смельчаков, закидывая их камнями, за то, что «привлекают внимание». Каждая подобная трагедия вместе с болью поднимает во мне упрямую веру в лучшее будущее, в котором не будет жестокости, злобы и несправедливости.

@темы: архивное

15:46 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:08 

lock Доступ к записи ограничен

Птица НеГоворун
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:26 

***

Птица НеГоворун
Читая новости и обсуждения, разговаривая с коллегами и другими знакомыми всё чаще бросается в глаза нездоровый детоцентризм, захватывающий нашу страну. Кажется, что вся наша жизнь стала подчинена детям, их благополучию, порой мнимому, удобству и счастью. Взрослые пляшут вокруг них с развлечениями, учебой и развитием очередных способностей, работают на износ, чтобы иметь возможность скупать детям дорогие гаджеты и игрушки, рекламируемые на всех углах, с телеэкрана дерут глотки политики защищая их нравственность всеми силами и во что бы то ни стало. А встаёт это в копеечку как взрослым, так и самим детям впоследствии.
То, что сейчас происходит, в общем-то исторически оправдано, правило маятника во всей красе. Если раньше дети и детство не значили ничего и стоило только научиться элементарному самообслуживанию как вчерашние дети выталкивались во взрослую жизнь, то после технологического скачка, высвободившего множество времени и ресурсов взрослых, такая необходимость отпала, высвободив для детей отдельную самобытную нишу в обществе. Само по себе это замечательно, карательной педагогике действительно не место в современном мире. Но как это бывает с любым новым веянием, люди, не умея ещё в полной мере пользоваться им, пустились во все тяжкие, и исторический маятник качнулся в противоположную сторону, что тоже приводит к плачевным результатам почти всегда.
Что же такого ужасного в детоцентризме? Во-первых, это элементарно биологически неоправданная стратегия. Взрослые особи в первую очередь должны заботиться о себе, своём удобстве, своих интересах и своих силах, чтобы иметь возможность давать что-то потомству. Что могут дать ребенку родители, горбатящиеся с утра до ночи на тяжелой, не интересной, но денежной работе для того чтобы суметь оплатить ребенку десяток репетиторов, два десятка кружков и новый смартфон стоимость в половину зарплаты? К сожалению, кроме неврозов, скорее всего, ничего. Во-вторых, детоцентристская истерия вокруг даёт отличный шанс не очень честным и хорошим людям проталкивать выгодные им, но вредные, а порой и вовсе идиотичные для населения законы, прикрываясь заботой о детях. Таким образом в 2010 году был принят нашумевший закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», а впоследствии дополнения и исправления к нему. Суть этого приёма в том, что фокус внимания переводится с непосредственно инициативы на детей и их защиту. А выступать против защиты детей – дикость и кощунство. Таким образом в очередной раз получается, что взрослые поступаются своими правами и свободами в угоду защиты детства. Хотя на самом деле такие вещи решаются внутри семьи и для этого есть все возможности, а в запущенных случаях при помощи служб социальной поддержки, работающих с неблагополучными семьями, не способными самостоятельно в полной мере справляться с воспитанием детей. Ну, и в-третьих, проблема, которая затрагивает и детей, и взрослых – инфантилизм. Взрослые, вооруженные знанием о том, что детям надо дать как можно больше и как можно лучшего качества, но не имеющие достаточного количества ресурсов для этого, впихивают в своих отпрысков необходимое насильно собственными руками. Воспитывать, ждать, когда научатся – это долго и не всегда понятно как, проще сделать самостоятельно. Так мы получаем подростков, а потом и взрослых, которые не способны положить себе еду в тарелку, найти институт/работу, оформить необходимые документы и заработать на жизнь во взрослом возрасте. Так вырастают дети, которые в свои тридцать-сорок лет ни разу нигде не работали и живут на мамину пенсию; дети, которые выгоняют своих пожилых родителей на улицу, потому что те им ничего больше не могут дать, а только мешают. Как же так, удивляются потом эти никому не нужные старики, мы же растили таких хороших, добрых и умненьких деток. Возможно так и было, только вот понимания о том, что есть не только их, деток, потребности и желания родители им отсыпать забыли. А самостоятельно этому пониманию взяться просто неоткуда, ведь если двадцать лет мир крутился вокруг тебя, то почему что-то должно измениться после двадцати?
Беда в том, что у нас мало кто знаком с детской и подростковой психологией, никто не считает нужным учиться быть родителем. Почему-то до сих пор главенствует мнение, что когда будут дети, оно там как-то само придёт, а когда оно не приходит, то уже не до того, тут бы суметь за всё схватиться и хоть что-то успеть. В итоге вся воспитательная стратегия сводится к мешанине из личного опыта детства, наставлений собственных родителей, где-то от кого-то услышанных советов и навязываемых рекламой стереотипов про счастливых младенцев, обложенных инновационными памперсами, инновационными смесями, пюре без ГМО и тоннами сверкающих, жужжащих и хрустящих игрушек.
Тотальное неумение распоряжаться собственной жизнью и решать свои проблемы, отсутствие эмпатии – вот к чему ведёт неумеренный детоцентризм, в конечном счёте сказываясь на качестве жизни всего общества. Ведь если этакий великовозрастный ребенок не может обслужить самого себя, то что он может дать другим людям и своей стране, кроме очередных проблем? Боюсь, что это нам ещё предстоит узнать в полной мере, хотя плоды общественного инфантилизма мы пожинаем уже сейчас.

@темы: архивное

Черновая тетрадь

главная