11:26 

***

Птица НеГоворун
Тема детей-сирот, в том числе «социальных» сирот, которые попадают на государственное попечение при живых родителях, волнует меня уже очень давно, я в полглаза слежу за некоторыми блогерами пишущими на данную тему, изредка занимаюсь посильным волонтёрством: перевожу небольшие суммы денег, недолго вела бумажную переписку с маленькой девочкой из детдома, пока её не забрали домой. И, пожалуй, это одна из самых болезненных для меня тем, вызывающая невероятное возмущение по отношению к работе нашего правительства. Детдомовские дети – на мой взгляд самая незащищенная прослойка общества, не имеющая никаких шансов на самостоятельное улучшение жизни без поддержки государства, и при этом не получающая и половины необходимого внимания к собственным проблемам.
Дети в детдомах совершенно оторваны от реальной жизни, всё по уставу, никакой работы по дому (детский труд запрещен), никаких долгосрочных эмоциональных связей со взрослыми. А ведь наличие таких связей, привычка к труду и самообслуживанию, к принятию самостоятельных решений являются важнейшими условиями для развития здоровой цельной личности, способной с успехом социализироваться в жизни за стенами детского дома. Само по себе устройство детдомов очень травматично для детей, особенно для маленьких. Любой незнакомый взрослый человек имеет право влезть в твоё личное пространство, сделать больно и стыдно, и нет ни единого шанса получить моральную поддержку или защиту, как это бывает у детей в семье, когда мама пожалеет после болезненного укола, подбодрит при необходимости идти на страшную процедуру или добьется замены грубого и непрофессионального учителя в школе. У детей-сирот в казённых учреждениях нет ничего кроме бесконечной вереницы нянечек и воспитателей, и дорогих вещей, закупаемых волонтёрскими группами по праздникам, которым они не знают цену, ведь придут новые волонтёры с новыми телефонами и игрушками. И получается, что с одной стороны, со стороны детского дома, ребёнок видит одни только издевательства и насилие, которые даже не воспринимает соответствующим образом, а с другой стороны, от волонтёров и активистов, - одни лишь подарки и развлечения, сыпящиеся как из рога изобилия просто за то что они такие несчастные сироты.
Не привычные к труду, не умеющие строить близкие доверительные отношения с другими людьми, выпускники детдомов, как правило, сбиваются в небольшие стайки прожигателей жизни, пропивая или попросту теряя государственные пособия или выручку от сдачи имеющегося у них жилья. У них нет целей, нет позитивных паттернов построения семьи или личностной реализации. Они одновременно нелюдимы и доверчивы, так как плохо умеют различать позитивные и негативные окраски человеческих намерений, с лёгкостью попадая в плохие компании.
А уж какой травматичный опыт приобретают дети, оказывающиеся под надзором недобросовестных и жестоких руководителей и работников. Сколько трагичных историй про карательную психиатрию, до сих пор применяемую в отдельных детдомах, сколько случаев жестокого обращения с детьми, в том числе инвалидами, когда дети буквально гниют лежа в колыбелях без надежды на помощь. И доказать преступность действий таких работников очень сложно. Активисты порой годами бьются за детей, привлекая правоохранительные органы, журналистов, строча письма в администрации городов и даже президенту.
Отдельной сложной проблемой является усыновление или взятие под опеку. Не смотря на все декламируемые попытки уменьшить численность детских домой, как правило, это приводит лишь расформированию небольших учреждений и переводу детей в переполненные дома-гиганты, где они получат ещё меньше необходимого внимания. Жадность сотрудников многих детских домов приводит к тому, что даже желающим заниматься воспитанием неродных детей людям очень непросто выбить себе данную привилегию, так как финансирование идёт из расчета на количество воспитанников. С лёгкостью отдают только очень больных детей, с которыми слишком много мороки. При этом, согласно закону, получить право на опеку или усыновление в России не так уж сложно, но все плюсы от этого разбиваются о беспрецедентную коррумпированность системы и нежелание самих граждан связываться с чужими детьми, что для очень многих у нас, к сожалению, является совершенно неприемлемым, чуждым и непонятным.
В итоге, как не печально это признавать, но в подавляющем большинстве случаев российские дети-сироты вырастают не в людей, не в полноценных членов общества, а становятся лишь биологическим материалом, способным закончить жизнь либо в наркоманском притоне, либо на улице с бомжами, либо в тюрьме.
Впрочем, не всё так ужасно. Есть и замечательные инициативы, создающие для воспитанников максимально здоровый фон. Пожалуй, самой симпатичной из всех вариантов детских домов, о которых я читала, является проект деревня-SOS. Этот проект развивается на благотворительные пожертвования с 1994 года по западному образцу. Это целые поселения с несколькими домами, в каждом из которых воссозданы настоящие семейные условия с постоянной мамой-воспитательницей и несколькими детьми (шесть-восемь человек, как правило). Эти детские деревни отстраиваются вблизи довольно крупных населенных пунктов, за счёт чего дети могут ходить в обыкновенные городские школы и общаться с ровесниками не из детдома, успешно социализируясь. В таких воссозданных семьях нет жёсткого распорядка, лишь привычки и традиции отдельно взятого дома. К сожалению, таких деревень катастрофически мало, меньше десятка на всю Россию, в то время как дети-сироты составляют около половины процента от населения нашей страны.
Каждый раз читая про страшные болезни и дисфункции различных органов, приобретенные благодаря наплевательскому отношению, про ужасающую отсталость в развитии, про катастрофическую моральную атрофию детей-сирот не возможно сдержать слёзы бессилия и злости на эту систему, уродующую и убивающую страну. Не так сложно сделать условия на порядок более человечными, всё уже не раз разработано и придумано, надо только перенять и воплотить. Создать условия, более приближенные к реальной жизни, ужесточить контроль за действиями администрации сиротских учреждений и начать социальную компанию по внедрению населению самой мысли о том как важно, нужно и здорово давать настоящую семью детям-сиротам. Ведь если хотя бы каждый двухтысячный гражданин нашей страны взял опеку над одним ребенком из детдома, то потребность в них отпала бы вовсе, как это уже произошло во всем цивилизованном мире. Сколько страшилок мы слышим про западные социальные службы и приёмные семьи. И совсем не хотим знать про жестокость и бесчеловечность нашей системы. После нашумевшего закона Димы Яковлева, запрещающего усыновление российских детей американскими семьями появилось безумное количество обличающих репортажей, рассказывающих об ужасах жизни усыновленных американцами детей, приводились взятые с потолка, но не менее ужасающие статистические данные о количестве в США детей оставшихся без попечения родителей и о том, что лишь малый процент таких детей остаётся в живых. Меж тем, в реальности, согласно официальной статистике, при населении в два раза превышающем население России в Америке на несколько сотен тысяч меньше детей-сирот и ни одного детского дома. Все государственные учреждения для детей-сирот в США являются лишь промежуточным пунктом между родной и приёмной семьей. В этих учреждениях дети проводят не больше месяца, как правило всего несколько дней, после чего помещаются в так называемые замещающие семьи, где живут от нескольких месяцев до нескольких лет. Эти семьи могут меняться, так как непосредственно усыновление – это крайне сложный процесс в США и только меньше половины детей в конце концов отдаются на усыновление. В остальных же случаях дети либо доживают до совершеннолетия в замещающих семьях, либо возвращаются в родную семью, которой оказывается вся необходимая социальная помощь и поддержка. И такая система является куда более щадящей для детей, даже не смотря на возможную смену двух-трех и более семей для проживания, так как ребёнок всё равно имеет возможность видеть и впитывать основы нормальных семейных взаимоотношений, устанавливать прочные эмоциональные связи формата ребёнок-взрослый, общаться с ровесниками, жить полноценной жизнью, а не расти в детской тюрьме, неся наказание за сам факт своего рождения.
Но такая жизнь не для наших детей. Своих детей мы запираем в духовной России, где их привязывают к кроватям и бьют, где они учатся врать и воровать раньше, чем считать или говорить, где незнакомый человек с улицы может забрать такого ребенка к себе домой на несколько дней за небольшую взятку воспитателям и делать там с этим ребенком всё что угодно. Ведь такой ребёнок даже не удивится и уж конечно не воспротивится, он за годы своей сиротской жизни уже привык что незнакомые дяди и тёти могут без спросу залезть к нему в трусы, а тут может ещё и накормят вкусно или денег дадут. И нет конца этому ужасу, потому что эти дети никому кроме горстки сердобольных активистов, каждый из которых в какой-то момент сдаёт и забирает к себе вначале одного, потом второго, а потом ещё пятерых детей, потому что спасти по-другому практически невозможно.

@темы: архивное

URL
   

Черновая тетрадь

главная